Между любовью и жестокостью

Однажды это ждет каждого, кто держит дома животных. Существо, которое многие годы было частью жизнью, начнет стремительно слабеть, угасать на глазах.

И тогда начнется борьба. Тяжелая, нудная, изматывающая борьба за безумно важный кусочек жизни.

Это дорого. Это тяжело – и физически, и морально.

Но еще тяжелее это для самого питомца. Ему больно, ему плохо. А тут то уколы болезненные ставят, то капельницы, то заставляют глотать таблетки.

Мы оказываемся на перепутье.

Мы пытаемся бороться за жизнь и здоровье дорогого нам существа. Мы надеемся прорваться через его болезнь, вернуть ему здоровье, силы, радость жизни. И жить дальше в мире, где наш питомец здоров и счастлив.

Обычно так и происходит. Но не всегда.

Иногда ветеринар отводит взгляд и говорит «прогноз неутешителен».

Это такие осторожные слова. Но за ними стоит страшное: «Не выживет, обречен, не мучай, дай ему умереть».

Так было, когда умирал Юрген, первый в моей жизни пес. Умирал от рака, долго, страшно, мучительно. Под конец стал больше похож на персонажа из фильма ужасов, чем на собаку. Боролись. Делали уколы, давали лекарства, искали чудодейственные средства и диеты. Вытягивали, надеялись. Он покорно терпел все. Процедуры, уколы… Терпел, терпел, а потом лег и умер – не выдержало сердце. Два месяца пытки, жизни через боль, и все равно умер. Два месяца ненужных мучений.

Так было, когда, тоже от онкологии, от старческой онкологии, умирала моя кошка Тесса. Я на самом деле понимала, что она, скорее всего, обречена. Но до одури надеялась, запрещала себе верить… ее отвезла Лесе, ветеринару, уже в состоянии агонии. Агония у кошек – страшная вещь, может длиться до десяти суток. Для Тессы прошло всего шесть часов. Но все равно, я слишком сильно жалела себя и слишком долго тянула с последним уколом.

А бывает иначе.

Шансы спасти есть, и ты борешься, преодолеваешь отчаяние, делаешь уколы, прибираешь нечистоты по всей квартире и веришь, веришь до последнего, ведь ветеринар сказал «прорвемся», значит, будем жить, все будет хорошо, надо только не сдаваться. А потом сидишь и беззвучно подвываешь, обнимая остывающее пушистое тельце. Ветеринар ошибся. Не справились. Так покинул наш мир пес Малыш, лохматый и безумно любимый обалдуй, которого мама подобрала после того, как от него отказались хозяева. Мы проводили реанимационные процедуры, подчиняясь инструкциям из телефонной трубки, а тело остывало под нашими руками…

И вот, пережив все это, ты снова сталкиваешься с угасающим взглядом очередного кусочка своей жизни. И все, все, что было пережито, встает за спиной, словно демон с рваными крыльями.

Ты должен сделать выбор. Ты можешь бороться. Ты можешь смириться и сдаться. Никто не даст тебе гарантий, что твой выбор верен. Ты можешь растянуть мучения умирающего, а можешь лишить шанса того, кому еще жить и жить.

Так было с котом Кешей. Десять лет назад. Капельницы, уколы, рвота на полу… Кот жив. Жив по сей день. Немолод уже, конечно, шестнадцать лет ему. Но жив! Он здесь. Так зимой удалось отвоевать у смерти дегусю Кусю, забавное существо, похожее на помесь крысы с белкой. Жива, старушка, а ведь лежала и дышала, глядя в никуда мутными глазами…

И вот стоят за моей спиной три призрака, а передо мной – живой и здоровый кот с дегусей в качестве группы поддержки. А между призраками и котом – Вяфка, моя мохнатая дурында Вяфка. Нестарая еще кошка, героиня многих историй, которыми я радостно делилась с миром.

В одной руке капельница. В другой руке шприц с витамином «В12» Еще в двух руках кошка – хорошо, что мне помогает сын, в четыре руки проще, чем в две! Призраки говорят «не мучай!» Кот и дега парируют: «Но мы-то живем». Вяфка грустно жалуется: «Как меня все это достало уже!»

Наша борьба, это любовь и самоотверженность или жестокость и эгоизм? А мы не знаем, мучаем кошку или спасаем. И ответ нам может дать только время.

https://zen.yandex.ru/media/id/5c3fc37ece3a5000abefc74c/mejdu-liuboviu-i-jestokostiu-5ed9fe7ca4a5606b6b187240?&utm_campaign=dbr

 

 

Views: (59)