Кошка без хвоста — это всего пол-кошки

Когда моя кошка неслышно проплывает по квартире, высоко неся над собой черный с белой кисточкой на конце хвост, словно освещающий дорогу фонарик, я невольно любуюсь этим произведением природы и вместе с тем частенько задаю себе вопрос: а зачем он, собственно, ей, этот довольно-таки обременительный «жизненный спутник»? Ведь если подумать, хлопот с ним полон рот. Надо его, во-первых, содержать в чистоте, то есть тщательно вылизывать по крайней мере дважды в день. А во-вторых, постоянно оберегать от всевозможных покушений на его «честь» и «достоинство», каковыми могут быть и внезапно закрывшаяся дверь, и ножка стула и, наконец, просто ноги обитающих рядом двуногих великанов. Не потому ли он и наделен такой фантастической гибкостью? Сколько причудливых вензелей выписывает он вокруг своего обладателя, хотя последний о них, как правило, и не подозревает. Вот, кажется, сейчас уложит она его на обеденный стол посреди расставленных там продуктов, куда забираться ей строжайше запрещено. Ну что ж, раз самой нельзя, так пусть хотя бы хвост там побывает. Но нет — сломившись надвое, натрое и проскользнув в каком-то миллиметре от стола (и ничего при этом не задев), он скромно укладывается на стуле вокруг лап своей хозяйки.

Но не только феноменальным изяществом примечателен кошачий хвост. Не менее впечатляет и его выразительность. Кажется, нет таких эмоций, таких состояний кошачьей души, которые были бы ему недоступны. Десятки всевозможных оттенков способен он изобразить своими извивами: и приязнь, и кокетство, и немой вопрос, не говоря уже о возмущении или прямом негодовании. Как хотите, а какой-нибудь бездомный котище без хвоста для меня (извините за каламбур) только полкошки.

Но вот вопрос: им-то самим зачем вся эта пластическая эмоциональная гамма? Эволюция, как известно, не терпит излишеств, и там, где можно освободиться от ненужной роскоши, она ее, как правило, сбрасывает. Так, к примеру, почти все плотоядные млекопитающие обладают способностью синтезировать в своем организме аскорбиновую кислоту или, попросту, — витамин С. Все, кроме человека и близких ему обезьян. Потому, кстати, как полагает лауреат Нобелевской премии Лайнус Полинг, и не подвержены они бесконечным простудным заболеваниям — в противоположность человеку, «венцу творения». Не говоря уже о цинге.

Так почему же приматы на какой-то ступени эволюции утратили этот полезный дар? Видимо, потому, что в их растительной пище было тогда столько этой аскорбинки, что матушка-природа по-хозяйски решила не расходовать попусту биохимические ресурсы организма и отказаться от этого необходимого в других условиях приобретения. Не по той же ли причине были в свое время утрачены и столь популярные в животном мире хвосты: у медведей, частично у зайцеобразных, а также у человекоподобных обезьян? Коли не несете никакой полезной для вида функции, значит — долой.

А функции у хвостов, как известно, многообразны. Это и моторная, и опорная, и рулевая, и теплозащитная (многие звери в холода укрываются им, как одеялом), наконец, просто защитная — мощным хвостом можно даже оглушить врага, а хвостом поменьше отогнать всякую мелочь — насекомых и паразитов. Но вот ничего этого не просматривается у значительной части кошачьих. А хвост у многих из них вон какой роскошный. Так для чего же он целый день в работе, засыпая только вместе со своим повелителем?

Вспомним некоторые особенности поведения наших мурок и барсиков, а также их диких сородичей. Все они — охотники, но добычу свою, как правило, не преследуют, а подстерегают, решая свой продовольственный вопрос одним прыжком. Терпение для этого, надо сказать, требуется адское, и природа их, слава богу, им не обделила. Ни одна, извините меня, собака не выдержала бы такого многочасового выжидания жертвы. Соответственно, и темперамент у двух этих видов прямо, можно сказать, противоположный. Если собаки экстраверты и сангвиники, то кошки — типичные шизоиды. Даже самый внимательный хозяин не всегда угадает, что у них на душе.

Однако это вовсе не означает, что кошачьи менее эмоциональны. Только вот эмоции свои, как существа, воспитанные от природы, привыкли держать при себе. А ведь мы с вами знаем, что скрывать эмоции далеко не безопасно. Того и гляди заработаешь невроз или язву желудка. И вот, думается, хвост их тут как раз и выручает, выполняя роль своего рода громоотвода или органа для «сбрасывания» эмоций. К примеру, довели кошку, что называется, до белого каления, она и виду не подаст, только постучит хвостом. Ан глядь — и все негодование словно испарилось куда-то.

А наши квартирные затворницы — им и вовсе без хвоста никуда. Своей неутомимой активностью он существенно компенсирует им унылую монотонность их существования. Может, потому так спокойно и переносят они гиподинамию, которая для какого-нибудь бездомного пса смерти подобна. К тому же хвост не лапа, он — прямое продолжение позвоночного столба и, как таковой, особенно интимно связан со спинным и головным мозгом, непосредственным образом оказывая на него свое благотворное воздействие. Правда, и сам при этом предательски выдает тайные движения души своего хозяина.

Относится ли все сказанное к другим четвероногим спутникам человека — например к псовым — предоставляю самостоятельно поразмыслить читателю. Напомню только в связи с этим старый анекдот. Почему с собакой невозможно играть в подкидного дурака? Потому что, когда к ней приходит козырная масть, она виляет хвостом.

автор Иорь Рейф

Views: (72)